ВТО на самом деле не так страшно, как многие представляли

ВТО на самом деле не так страшно, как многие представляли

Вступление РФ в ВТО, которое официально произошло в августе 2012 года, стало предметом бурной реакции в обществе, в бизнесе и в политической сфере еще задолго до того, как регламентные документы были подписаны.

Бурная дискуссия о целесообразности такого решения продолжает идти даже сегодня, а представители "левого" политического спектра оппозиции уже смогли наречь членство в ВТО главным жупелом и причиной всех настоящих проблем в экономике, а также возможных грядущих кризисных явлений в ближайшем будущем.

На самом деле, отчасти сбылись негативные прогнозы относительно ухудшения в сфере агропромышленного комплекса, которому было сложно выдержать конкуренцию с импортной продукцией и до вступления государства в ВТО. Это ухудшение, уже в свою очередь, заставило правительство продолжить федеральную программу государственной поддержки птицеводства, а также животноводства, которая планировалась до 2015, а теперь она будет проводиться до 2018 года. О таком немаловажном событии совсем недавно рассказал Николай Федоров, который возглавляет министерство сельского хозяйства России. При этом такая помощь, скорее всего, потребует значительной корректировки бюджетной политики в наступающие годы.

Между тем сам процесс становления России полноправным членом ВТО на самом деле еще и не начинался, хотя бы из-за того фактора, что, по некоторым информационным данным, до сих пор не была переведена установочная многотомная документация на русский язык. Помимо этого факта, также не следует забывать, что сам по себе период достижения того, чтобы соответствовать требованиям страны-члена ВТО может продолжаться долгие годы.

Наиболее ярким примером в установившейся ситуации может послужить Китай, который вступил в ВТО в декабре 2001 года, при этом он вполне успешно корректировал все изменения, подходящие под ВТО, в своем законодательстве самым выгодным для себя путем решений Госсовета Китая, которые в данный момент самой главной буквой закона, которая даже важнее самих законов. Как можно отметить, де-факто китайское правительство предпочитает не предпринимать каких-либо шагов для ужесточения антипиратского законодательства, а также охраны авторского права производителей зарубежной продукции, несмотря на, как кажется, основное требование ВТО по этому вопросу.

Впрочем, необходимо отметить всю уникальность установившейся ситуации с вступлением в ВТО конкретно Китая. На момент, когда решение было принято руководством КНР, зарубежные инвесторы уже были в условиях, которые являлись более выгодными для ведения бизнеса, чем китайские производители (по множественным регулирующим ослаблениям и наиболее гибкой системе налоговых каникул). Вступления КНР в ВТО, по своей сути, просто смогло уравнять в правах Китай и зарубежный бизнес.

В свою же очередь, в Российской Федерации за двадцать лет экономической реальности после СССР так и не сложилось какой-то особой политики в отношении зарубежных инвестиций, а само руководство РФ до сих пор полностью уверено в том, что достаточно низкий НДФЛ налог уже служит необходимым фактором для привлечения инвесторов. Однако все нежелание России принять какие-либо резкие шаги по поводу изменений нормативно-правовой базы с той целью, чтобы улучшить климат для инвестиций уже после кризиса в 2008 году, должно было хоть каким-то способом быть компенсировано за счет только таких решений, который меняли лишь политику имиджа РФ.

Такие показатели макроэкономики, как объем международных резервов ЦБ РФ (включая также золото-валютные резервы), по которому РФ, как правило, в числе лидирующих стран - уже недостаточный аргумент для потенциальных зарубежных инвесторов. Все еще пробуксовывает идея формирования в Российской Федерации МФЦ (Международного финансового центра), что приводит к множественным шуткам в сторону строительства комплекса небоскребов в Москве: дескать, это и считается МФЦ в понимании русских.

В уже сложившейся ситуации вступление РФ в ВТО послужило подспорьем для улучшения имиджа страны на уровне мировой экономике и декларацией готовности страны к дальнейшим прогрессивным процессам. Следует еще иметь в виду, что сама ВТО, которая отличается жесткой регламентацией, фактически идет России навстречу, пренебрегая установленной невозможностью одновременного нахождение и в ВТО, и в так называемом Таможенном союзе РФ и Казахстана с Белоруссией.

Однако Россия не является Киргизией, чье членство в ВТО все еще носит лишь формальный характер, и некоторые изменения в экономике России все же можно констатировать уже на текущий момент, спустя практически год после соглашения о вхождении в ВТО.

Впрочем, как и полагает аналитик "Альпари" Анна Кокорева, ухудшения в аграрном хозяйстве и иных отраслях после вступления в ВТО принимают лишь временный эффект: "Стоит учитывать, что уже после распада СССР аграрное хозяйство развивалось по инерции, как поезд, остановленный на всем своем полном ходу, который еще будет двигаться некоторое время. Поддерживать крестьян и существующие предприятия необходимо было все время, а уже сейчас на многих заводах слишком устаревшее производство, неприемлемые помещения для нахождения скота и прочее". Оптимистичны настроения иных аналитиков "Альпари" также в отношении возможного экономического кризиса в РФ: г-жа Кокорева убеждена, что все его последствия можно будет миновать уже в 2018 году, однако только при достаточно стойких высоких ценах на сырье.

Аналитик "Инвесткафе" Пичугина Дарья убеждена, что после 2018 года российский реальный сектор может оптимизировать свое производство и уже полноценно конкурировать с зарубежными производителями: "К данному времени в различных отраслях останутся самые сильные игроки. Также уже к 2018 году смогут измениться условия. Например, субсидии смогут продлить, либо иным образом смогут договориться со своими партнерами. Помимо этого, существует возможность оставить субсидии в таком состоянии и ожидать заявления со стороны иных стран в орган, решающий споры.

Учитывая, что споры подобного решаются достаточно долго, иногда даже годами, у самих производителей будет еще дополнительное время для того, чтобы приготовиться к отмене субсидий. В целом последствия понесут противоречивый характер, потому что для аграрного хозяйства наступят тяжелые времена, а вот в частичной степени металлурги и перевозчики выиграют. Выигрывают скорее экспортеры, а сам же внутренний российский производитель, до этого с трудом конкурирующий с зарубежными даже без принятия ВТО, все еще останется в проигрыше.

ДОБАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ